Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
01:40 

Хогвартс'17. Апрель

Duchess_Ale
Erinnerungen sind ein Wunder: sie erwärmen von innen und reißen sofort in Teile.
Так вышло, что трейлер к игре я увидела уже после игры. И только после этого пришло осознание, что, боже мой, моя игра получилась ИМЕННО ПРО ЭТО.
Спасибо тем, кто не забыл про маску в трейлере.
Я всё ещё пытаюсь не ОБВМить в масштабах далёкой-далёкой галактики и не играть в дуализм. Но персонаж взрослеет, а значит, это неизбежно. Эх.
Аттеншн, рекомендуется перед прочтением ознакомиться с отчётом с Хэллоуина, иначе половина персонажных загонов будет непонятна - quod-licet-jovi.diary.ru/p211241339.htm.

В скобках - мысли и поток сознания персонажа, курсивом - реплики от лица Призрака.

Когда Блэр вернулась домой на Рождество, зимней праздничной ночью мама рассказала ей сказку, которая впоследствии объяснила всё.
Беда ирландского народа в том, что с самого рождения в них борются за первенство два начала, два хранителя Зелёного Острова.
Первый хранитель – Морриган. Древняя богиня, сочетающая в себе жизнь и смерть, разрушение и неистовство. Морриган взывает к памяти предков и зовёт на бой, она шепчет о мести и свободе, она зовёт в тёмные леса и в глубины сознания. Не все способны совладать с ней. Кто-то даже в итоге сходит с ума.
Второй хранитель – Патрик. Патрик, хоть и святой, но вовсе не святоша. Он говорит, что надо улыбаться, несмотря ни на что, и сохранять чистоту в своём сердце и своих мыслях. Но вместе с тем зовёт танцевать в хороводы и пить за здоровье в пабах, горланит песни до утра и встречает огненный рассвет на двускатных крышах вместе с каждым, кто родился на этой земле.
С самого рождения и до самой смерти Морриган и Патрик ведут войну внутри каждого. Побеждает в итоге кто-то один. Но говорят, что истинное счастье обретёт лишь тот, кто сумеет сам вовремя остановить бой и сделать так, чтобы два хранителя пожали друг другу руки – и два начала слились воедино.

Не покидай меня, и беды не будет.
Молчи, и никто не пострадает.
Иди ко мне…


Я с трудом разлепляю глаза и сажусь на кровати. Через алые шторы пробивается розоватый свет, но до подьёма ещё явно не скоро. В башне Гриффиндора тишина.
Сегодня меня опять душили во сне. В сотый раз я вижу этот силуэт, это скрытое под маской лицо, эти руки, тянущиеся к шее, и эти угрозы, из-за которых я уже полгода никому ничего не могу сказать. Хотя очень хочется. Или всё же нет?
«Так больше жить нельзя!»
Как можно тише я сползаю с кровати и открываю тумбочку, стоящую рядом. Маска лежит за кучей одежды – специально, чтобы никто сразу её не нашёл, если вдруг решит залезть внутрь.
Я неслышно спускаюсь по винтовой лестнице и оказываюсь в гостиной. Камин почти не горит, окна запотели от тумана. Почему-то я никак не могу привыкнуть к тому, что в башне по утрам холодно. Может, потому, что в Erin никогда не строят дома выше пяти этажей?
В любом случае, потухший камин – это хреново.
- Фламес.
Огонь слабоват, но для того, чтобы от кожаной маски не осталось и пепла, достаточно. Бросаю её поглубже в камин и убегаю наверх. Вдруг кто ещё проснётся.
Надо попробовать ещё поспать, завтра – точнее, уже сегодня, - совершенно безумный день. Причём в прямом смысле – первое апреля.

Игровое время – 07.04.17
Ролевое время – 01.04.19


- Ассордио!
- Репелло!
- Силенцио!
- Репелло!
- Хестианция лингвэ!
Делаю выпад и замираю. Это я сейчас что, ляпнула хулиганку? Откуда она вообще у меня в голове?
Но оно работает – Эммет Грейвз не может произнести ни одного заклинания. Тишину нарушает чей-то испуганно-укоряющий вопрос:
- Хулиганка на дуэли?...
Да, у нас была настоящая дуэль. Тренировочная, под присмотром профессора Паркинсона, но дуэль. В которой…я победила?
- Ну что же… - Паркинсон делает шаг вперёд, - это победа. Нечестная, но победа.
Эммет обнимает меня, я шепчу какие-то бессвязные благодарности, он не понимает, за что.

Вообще по всей школе с самого утра происходило что-то очень странное. Студенты менялись факультетами, на Лили Поттер мантия Слизерина, шапочка Гриффиндора, галстук Хаффлпаффа и шарф Рейвенкло. Директор куда-то пропал, а Пивз заморозил лестницу. К середине дня у меня уже вовсю искрило в глазах, а настроение скакало от очень хорошего до очень плохого.
Был урок по ИМС в Запретном Лесу. Днём он не кажется таким мрачным и пугающим, поэтому мы спокойно бегали между деревьев и искали гнёзда маленьких странных птичек, привезённых из Магической Америки. Два гнезда оказались за забором, на территории какой-то заброшенной башни. Лили лезет туда…и не может идти дальше, потому что прикована к Муру. Невовремя они напоролись на Пивза с наручниками.
Мур ни при каких условиях не соглашается лезть под забор, и я с разочарованным воплем «Гриффиндор, тоже мне!» лезу вместо него. Все гнёзда в сборе, все яйца целы. Кроме яиц Мура, их, кажется, нет.
Поттер-старший успел втянуть меня в сомнительную авантюру со странной песенкой, которой они вместе с Фредом собираются срывать уроки, а профессор Ламонт успел развести всех пришедших на маггловедение на игру в лимерики.

На обеде была внезапная радостная новость – старший Грейвз женится на Доминик Уизли!
А Грейс Бёрк выходит за Олливандера…
А Джесс, кажется, за Поттера…да какого хрена все вокруг женятся?
Рассуждая над этим вопросом, я пялилась в окно и вдруг заметила, как Скамандеры пытаются защититься от Харкисса, который как будто то ли пытался надавать им по щам, то ли что…
(Рауль.)
Срываюсь с места и бегу на улицу. Только драки нам ещё не хватало…

- У вас всё в порядке?
Мия, Рауль, Лоркан, Лисандр – все четыре хором поворачиваются в мою сторону.
- Я увидела из окна, что вы дрались…
- Мы не дрались, - усмехается Рауль, - мы разговариваем о свиданиях.
- Ты представляешь, оказывается, чтобы пойти на свидание, нужно НАМЕРЕНИЕ, - с эпичностью уровня страшной-страшной тайны говорит мне Лоркан.
- Намерение чего?
- Ну… - Рауль еле сдерживается от фейспалма, - если ты просто идёшь с девушкой гулять, это одно. И совсем другое, если у тебя есть намерение…встречаться с ней. Или жениться.
- Так, погодите. То есть если мы с вами ходили на свидание…это было не свидание? – спрашиваю я двух близнецов сразу, - или я теперь должна выйти за вас замуж?
- Ты. Никому. Ничего. Не должна, - почти перебивает меня Рауль, специально выделяя каждое слово.
И каждое слово отдаётся в голове, звенит, как колокол, гудит набатом. Да что со мной такое.
- …как и никто никому не должен.
- А ты, значит, борешься за свободу, Че Гевара?
Молчание.
- Это комплимент, если что.
- Вот как…ну, за Че Гевару спасибо. Эх, революция…

После обеда к нам в башню внезапно зашёл профессор Паркинсон и на полном серьёзе объявил, что теперь он наш декан. Все хором замолчали и переглянулись.
- А где профессор Флориш?
- Профессор Флориш теперь декан Слизерина.
Я на секунду напряглась, но потом вспоминаю, какой сегодня день. Скорее всего это шутка, надо просто дожить до конца дня, когда всё встанет на места.
Но Гриффиндор – то ли серьёзно, то ли не серьёзно – уже не остановить.
- А вы любите кофе?
- А вам сколько ложек сахара?
- А вот профессор Флориш…
- Профессор, не спрашивайте, всё ли у меня в порядке, у меня всё всегда не в порядке!
Паркинсон еле заметно пятится назад. Он явно уже пожалел об этом приказе сверху…

…который, разумеется, оказался шуткой. Вечером к нам как ни в чём не бывало пришёл профессор Флориш со словами «Всё в порядке, я ваш декан». По его словам, он сам купился на этот розыгрыш от профессора Райта. И был настолько весёлым, что мне даже сначала показалось, что он пьян.
Впрочем, не долго были в напряжении и мы, потому что все набросились на зачарованные шоколадки от декана. Всем наконец весело.

А потом была дуэль, и она стала упавшей с плеч горой. Вот только будет ли считаться победой нечестная победа?
В любом случае – я отдала Алисе свиток с тёплыми словами и магией манифестации (понятия не имею, сработает ли она, но попробовать стоит), я выиграла дуэль, я навела порядок в голове. Я выполнила все условия договора и выживу. Наверное.

На ужине отлавливаю Эммета и завязываю браслет на его руке.
- Сам того не зная, ты спас мне жизнь. Спасибо.
Эммет смотрит доверительно, и я решаюсь затронуть опасную тему:
- Я просто всё пытаюсь распутать тот клубок с Хэллоуина…
- Он не распутается, - внезапно бросает Эммет, срывает мою руку с плеча и убегает.
Меня снова пробирает холод. Что на этот раз?




Дуэль выиграна, но расслабляться не стоит. Рок-группа местного разлива одобрила моё участие в их концерте! Они даже написали моё имя на афише. Правда, это было смешно.
- Пиши полное имя, в нём же невозможно ошибиться!
Квентин ненадолго задумывается, а потом сосредоточенно начинает выводить на афише буквы: «К», «Л», «Э»…
- Квентин!!!
Надпись исправили. Но боже мой, вся суть Рейвенкло. Или Квентина?

До концерта остаётся пять минут, но народ не очень-то собирается. Вылавливаю из толпы Мию Харпер.
- Вы с Раулем идёте на концерт?
- Нет, мы гулять идём…
- Ну хотя бы на пять минут в начало! Я на разогреве…
Мия сначала тормозит, но затем глаза её загораются. С криком «Там будет петь Блэр!» она уносится куда-то в сторону. Дело сделано.
Важно, безумно важно, чтобы там был именно Рауль. Только бы не залажать всё на свете. С недавних пор я захожусь в кашле каждый раз, когда пытаюсь петь.

Куча народу, сцена и волнение. Одна песня за плечами, со второй куда сложнее, она на испанском. Я прилагаю все усилия, чтобы не залажать одновременно и слова, и мотив.
(aqui se queda la clara
la entrenable transparencia
de tu querida presencia
comandante Che Guevara…)
Слишком долгие аплодисменты. Я не сорвалась на кашель, но горло всё равно саднит. Стараюсь слиться в толпе, параллельно вручив Эммету его гитару, и натыкаюсь прямо на Рауля. Сердце уносится куда-то в пятки, потеснив уже забившуюся туда душу.
- Блэр… - тихо говорит он и целует мне руку, - спасибо.
Была бы я чуть глупее – завизжала на весь Большой зал. Но я лишь киваю и убегаю в библиотеку, там сбор по какому-то странному ритуалу.
Чёрт, я, наверное, красная, как наши шарфы.

Никогда бы не подумала, что буду гулять в Запретном Лесу ночью. В сопровождении декана. И смотрителя Тедди. Вообще не понимаю, как их уломали на это дело.
Но тем не менее – мы в лесу в овраге, рядом с нами единорог (живой единорог!), и мы проводим ритуал закрытия какого-то очень опасного колодца. После закрытия мы получаем право задать один вопрос. Проблема в том, что ответит он либо абсолютной правдой, либо абсолютной ложью.
Я долго думаю. Вспоминаю, как дёрнулся Эммет. И вывожу под светом Люмоса на пергаменте то, чем ни с кем не рискую делиться.
«Что на самом деле случилось с Леей Харпер?»



Игровое время – 08.04.17
Ролевое время – 02.04.19


Утром в башне снова холодно. Я просыпаюсь до подъёма от того, что Гвен Бёрк собирается на пробежку с профессором Ламонтом. Было бы здорово пойти, конечно, но вне одеяла так холодно, а оно так нежно согревает…в общем, я никуда не иду.
Как ни странно, я выспалась, хотя после Астрономии все вернулись на час позже после отбоя. Меня к моменту факультатива уже клонило в сон, но пропустить профессора Дожа, его какао с маршмеллками, затягивающий рассказ про радугу и фразы типа «ну где там Лейно с ручкой?» пропустить было неприемлемо.
Под подушкой я нахожу записку – «Лею Харпер убили». Последнее слово подчёркнуто. Странно…

Первое апреля закончилось, а странности остались. Сегодня всё расписание необычное.
Всеобщая история с профессором Каннингемом и практика по маггловедению. Я не смогла пройти полосу препятствий и камеры слежения…я же только 5 лет не живу с магглами, неужели уже всё разучилась?

Забежать в башню на полчаса до следующего урока было очень плохой идеей. Я заметила что-то в камине, подумала, что показалось…не показалось.
Маска. Целая и даже не окоптившаяся.
Огонь её не взял.
- Да, я тоже удивился, почему она там, - отозвался Джеймс Грейвз, который единственный видел, как я ломанулась к камину, - думал, у тебя…
Да что же это такое? Артефакт на крови? Крестраж?
Бегу в спальню девочек и прячу под подушку, выбегаю и тут же почти налетаю на профессора Флориша.
- Мисс Бакстер, мне сказали, что у вас проблемы с какой-то маской.
Грейвз, чёрт бы побрал его язык без костей…

Урок Провидения. Мне всё-таки удалось покивать на предложения декана и убежать от него, так ни про что и не рассказав.
(надо уничтожить её другим способом)
Нас отпаивают отваром из мухоморов и завязывают глаза, мы погружаемся в странные сны – каждый в свой.
Я вижу зелёные поля Ирландии, которые затягивает мгла. Я вижу дремучий лес, из которого спустя долгие часы бега выбираюсь к золотому фонтану. Я вижу туман, в котором ничего не видно, и в этом тумане появляется неясный тёмный силуэт. Его черты становятся точнее, и я чуть не кричу.
Опять он. Чёрный плащ, белая маска, сжатые губы – всё как в моих снах.
Дальше я не пройду и не выберусь, пока этот призрак стоит на моём пути, но как его победить? Что у меня, маленькой девочки, есть против многолетнего злого духа, заключённого в маске?
(может попросить профессора Вольф разбудить меня)
Призрак выходил на свободу лишь раз – в рамках моего тела.
Значит, он ограничен.
Значит, он сам не рад, что не может упокоиться. Его что-то держит.
Сколько же лет он так скитается?
Меня внезапно переполняет жалость к этому созданию, и я распахиваю объятия. Призраки бесплотны и холодны как лёд, но вдруг у меня всё-таки получится его обнять.
Получается. Туман рассеивается, и я оказываюсь перед зеркалом. Створка стекла поддаётся на попытку открыть, и внутри я обнаруживаю мешочек с пшеном.
И как это понимать? Если связать свидание с моим врагом (врагом ли?)…тем, кто он, если верить маггловской легенде…
Музыка – пища души.
Чёрт, как это просто и сложно одновременно.
…Я возвращаюсь в реальный мир, голова немного кружится. Мисс фон Вольф спрашивает, что мы видели и поняли.
- Я поняла, - говорю я, - что не всегда можно победить силой. Лучшим оружием иногда становится жалость.
Кажется, я знаю, что мне делать с маской.

Профессор Флориш всё-таки зовёт меня на разговор, в этот раз я уже не убегаю и рассказываю всё, умолчав только про договор.
- По-хорошему, - говорит декан, - я обязан отдать маску в Аврорат.
Дрожь по всему телу, я понимаю, что мои слова ничего не значат, но изо всех сил мотаю головой из стороны в сторону.
Молчи, и никто не пострадает.
- …но похоже, у вас с маской уже образовалась связь, и если её увезти – делу не поможет.
Мы договариваемся, что маска пока будет у профессора, и после разговора с артефактологом он скажет мне, что делать.
- И, Блэр…
Первый раз за всё время он называет меня по имени, а не по фамилии.
- …если с вами будет что-то не так – сообщите.

Вести с другой стороны не радуют. «Пророк» пишет о каких-то политических разборках, бывшие герои войны теперь подозревают всех, кого только можно…профессора Паркинсона увели на допрос. Я не верю. Человек, научивший меня не бояться и бить без промаха, не может быть злодеем.
М-да, у Великой Британской Империи дела обстоят хуже, чем я думала.
Дабы не забивать мозги политикой, пытаюсь отвлечься и поиграть, но теперь горло сжимается каждый раз, когда я пою. За удушьем приходит панический страх.

Иди ко мне.

Началось. Призрак чувствует, что я не выполнила его приказ.
А тут ещё этот ритуал со стихиями…в клубах красного дыма без сознания лежат Альбус, Купер, оба Грейвза. Пытаюсь докричаться до них, но ничего не получается, меня оттаскивают от Эммета…оттаскивает Рауль?
(Рауль, ты же знаешь о легенде, ты же знаешь, что твой тёзка спас Кристину, спаси меня)
Это всё наверняка из-за меня. Теперь уже времени на раздумья не осталось.
- Профессор Флориш, мне очень нужна эта маска прямо сейчас!
Профессор Флориш думает, ловит профессора Райта и мистера Руквуда, пытается договориться.
- У мисс Бакстер есть маска, и её нужно…
- Эта маска ей больше не нужна! – бросает Райт и спешно уходит к Хогвартсу. Внутри что-то обрывается. Горло начинает жечь как раскалённое.
Past the point of no return.
Флориш всё-таки идёт за маской, мы с ребятами, бывшими на Хэллоуине, запираемся в учебном классе и ждём его и мистера Руквуда.
- Блэр, успокойся. Сейчас всё закончится.
Мне приносят проклятый артефакт, и я точно знаю, что надо делать, иных вариантов не осталось. Чёрные ленты туго затягивают на затылке, и всё вокруг накрывает тьма.

Я в странном аморфном состоянии, снова чувствую, как в моём теле есть кто-то ещё, кроме меня. До меня доносятся голоса Алисы, Мии, Бёрков, Джеймса, но ни одного слова я понять не могу. Зато я отчётливо слышу Призрака, но не могу связать ни одну фразу между собой.
Она не приняла мой дар.
Это сделает лишь та, кого я выбрал.
Вы очень умные дети…ах да, вы волшебники.
Ты! Ничего ещё не закончено!
Имя смердит на губах…его душа в огне.


Возвращаюсь – и тут же роняю челюсть от рассказов друзей.
- Призрак оперы! – восклицаю я во весь голос, не выдержав, - так это не легенда!
Поверить в происходящее очень трудно, но всё же я подношу маску к губам и произношу заветные слова:
- Я принимаю твой дар и освобождаю тебя.
Sing. For. Me.
Маска вспыхивает и тускнеет, горло снова на секунду сжимает, а затем пробую петь. Горло не сжимает, голос в три раза звонче, ребята смотрят на меня с облегченными улыбками. Всё это время никому из нас не угрожала опасность.
Всё это время для меня был уготован дар музыки.
Так что же, теперь у меня есть ангел-хранитель?



За ужином все в сотый раз обсуждают, кто с кем помолвлен, кто с кем встречается и кто с кем целовался.
(да что ж за неделя свадеб такая ДСВ же давно прошёл)
Я слишком увлечена чаем, чтобы прислушиваться, но до меня долетают отдельные фразы.
- Нет, ну все же в курсе, что они целовались?
- Кто?
- Да Мия и Рауль!
Чашка почти выпадает из рук. Простите, что?..
Не выдерживаю и бегу из Большого Зала подальше. Меня догоняет Декстер, я несу какой-то бред про одержимость, но никак не могу понять, что со мной происходит.
После ужина меня ловит Эммет.
- Ты сама не своя.
- Я просто…
- Понял, пошли.

Мы спускаемся в его тайное место. Когда-то давно, сразу после Хэллоуина, мы сидели здесь часами и успокаивали друг друга, рассказывали обо всём и ни о чем, пели дуэтом – тихо, чтобы никто не больше не услышал. Раз уж мы вернулись сюда – значит, всё опять не хорошо.
- Эммет, это правда? То, что сказали на ужине?
- …Да.
Внутри опять что-то обрывается.
- Что со мной не так?
- Ты влюбилась, Блэр. Это заметно. Не всем, конечно, только другу…и лучше не думай о нём. Я знаю таких людей – внешне бабники, а в душе однолюбы.
К горлу подкатывает ком.
- Только не плачь, прошу тебя, - продолжает Эммет, - он хотя бы жив.
- В каком смысле?
Вскрывается ещё одна тайна. Эммету нравилась погибшая Лея.
(погибшая ли?)
- Эммет, я не могу ничего обещать, но у меня есть правдивые сведения, что Лея жива.
Та утренняя записка с ответом была у всех участников вчерашнего ритуала, и ни у кого не было подчёркнуто. Берти Хиггс почти уверен, что получил правдивый ответ. Значит, подчёркнутое – ложно, значит, она не погибла?
- Я просто не могу поверить в иное, - вру я, видя, как изменилось его лицо, - если бы она умерла, я бы почувствовала это или что-то в этом духе…

(может ли быть так, что в такой короткий срок я испытала две одержимости подряд?
может ли быть так, что тот кого я полгода считала врагом на самом деле желал мне добра?
а тот, кого молча просила о помощи, принёс самую страшную боль?)

Время и пространство смазываются, тёплый шар между рёбер разгорается до пожара.
Я рыдаю на коленях у Эммета, тот поёт что-то успокаивающее, я потихоньку замолкаю, но осознание камнем висит на сердце. В отчаянии я иду прямо по направлению к Запретному Лесу.
Дар от Призрака действительно оказался чудесным, но это тоже инструмент, и на нём тоже надо учиться играть. В Лесу прекрасная акустика, поэтому я не стесняюсь и пою во весь голос, не боясь, что кто-то услышит. Кроме, разве что, каких-нибудь кентавров, но они вроде как склонные к искусству существа. Может, они прямо сейчас подслушивают из кустов, кто знает?
- Блэр!
Да кто здесь ещё?
Ко мне бегут гриффиндорцы, говорят, что в школе опять кого-то сложили, что искали меня, что здесь опасно.
- Ребята, я же просто пошла погулять…
- В Запретный Лес???
Хотя больше меня смущает, что они услышали меня почти за милю. Неужели у этого голоса есть такая сила?

Факультатив по Чарам и ЗоТС чуть не отменили, потому что в школе опять что-то произошло. Прежняя Блэр кинулась бы выяснять, но не сейчас. Такое чувство, что мне уже всё равно.
Мия подтвердила, что Рауль теперь с ней. Я сдерживаю эмоции, прошу беречь его и снова иду в Лес – на этот раз со всеми.

Первый этап был очень лёгким – нас сцепили попарно, и мы с Оллин Каннингем бегали по лесу в поисках заклинаний. Как ни странно, на нас даже почти не нападали. Техникой победы стало мирное собирание ленточек в самой середине круга, пока со всех сторон вспыхивали заклинания – летящие, однако не в нас.
Этап закончен, мы собираемся в круг, расцепляем руки, сдаём ленточки, и начинается второй этап – охотники и жертвы. Мне выпадает Гвен Бёрк, но она же складывает меня через минуту после начала. Интересно, это она просто так или я оказалась её жертвой?
Оказывается, мы попались друг другу в записках. Забавно.
Во второй раз собираемся в круг в ожидании третьего этапа, краем глаза я замечаю, как Рауль направляет палочку на Мию и произносит:
- Карпе ретрактум.
Мия идёт к нему, совсем не сопротивляясь, и я сразу всё понимаю. Глаза застилает красная пелена, я швыряю Люмос об землю и бегу прочь. Снова в лес.
(пусть я споткнусь и расшибу голову пусть меня сожрут оборотни уже всё равно всё равно)
За спиной топот ног и голос профессора Флориша:
- Инкарцеро!
Падаю как подкошенная, утыкаюсь носом в землю и стараюсь опять не зареветь. Не перед ним…он ведь только днём помог мне!
В голове стучится всего одно слово – «предательство».
(ты знала, знала это, что Морриган всегда побеждает, особенно рядом с ними)
Меня тащат обратно, я, несмотря ни на что, остаюсь на третий этап, но силы уже на исходе. Я не могу сосредоточиться и выбываю из игры. Возвращаюсь, не отрывая глаз от Рауля.
(охотник. демон. испанский дьявол. откуда ты вообще такой взялся)

Джеймс Поттер в магической коме.
Вот как знала, что не надо было идти на этот факультатив, что-нибудь бы да случилось. Джеймс всё хотел рассказать мне что-то, предупредить, может, я бы смогла это предотвратить.
Нас не пускают к нему в больничное крыло. Завтра его увезут в Мунго…
Гриффиндор выдыхает и идёт жечь огни на улицу, несмотря ни на что даря надежду и свет в эту тёмную, тёмную ночь.

Мы возвращаемся в башню опять позже отбоя, и я уже планирую идти спать, чтобы не думать обо всём, что сегодня произошло, но вдруг в один момент перестаю чувствовать тепло от камина. Пальцы немеют, а внутри серыми клубами дыма всё заполняет страх.
(точно такой же страх что и полгода назад)
И я понимаю, что моё время пришло, вот Смерть уже стоит передо мной, невидимая от чужих глаз. Мы идём в спальню девочек, где никого нет.

Пункт первый.
- Я стала сильнее. Я бросила вызов Эммету Грейвзу и победила его в магической дуэли, применив не только свои знания, но и смекалку, и умение не теряться в беде.
Пункт второй.
- Я поняла, почему в самом начале так смотрела на Кристофера Сайнса. Вряд ли это была влюблённость, я тогда и знать не знала, что это. Нет, я увидела в нём живой пример. С этой честностью, с этой открытостью, с этой храбростью, с этой готовностью стоять до конца, что есть в нём, и надо жить. И я буду.
Пункт третий.
- Я читала о древней магии Манифестации, я отдала Алисе Тейлор заколдованный свиток с запечатанной магией и последними словами. Если меня не станет, вся та удача Зелёного Острова, что положена мне по рождению, перейдёт к ним. К Гриффиндору.
Свиток сгорает у меня на глазах, тёмная фигура растворяется. Вокруг меня столпились люди, кажется, они видели, будто я говорю сама с собой, но это уже не так важно. Бросаюсь на шею к профессору Флоришу, забыв про субординацию…Я не верю, что я это сделала! Я буду жить! Я победила саму Смерть, пусть на время, но победила!
На меня все ещё удивлённо смотрят. Кажется, уже можно всё им рассказать.
- Скажите, знаете ли вы, что такое гейс?
Я рассказываю всё с самого начала, с Хэллоуина, повторяю историю про маску и как она связана с договором со Смертью, описываю каждый пункт и его выполнение.
- Это был мой гейс, моя судьба, которую я должна была определить сама. И я определила – я выбрала жизнь.
Алиса достаёт из сумки свиток, с того спадают чары, но он вполне ожидаемо пуст. Все успокаиваются и расходятся, кто спать, кто разговаривать о вечном в гостиную.


Игровое время – 09.04.17
Ролевое время – 03.04.19


С утра опять творится какая-то дичь. По башне летает кто-то невидимый, толкает нас, поднимает юбки девочкам, выпивает чужой кофе и откусывает яблоки. Непонятно, но смешно.

За завтраком снова нерадостные новости. Министр магии убит, в стране объявлен траур, все увеселительные мероприятия отменены, первые два урока тоже.
Встаю на минуту молчания с явным (и демонстрационным) недовольством. Почему это должно касаться меня? И всех, кто не из Британии?
Даже не так – почему это должно касаться нас, детей?
Настроение чуть-чуть улучшает только еле заметный кивок Рауля со стороны стола Хаффлпаффа. Значит, он получил письмо.

Чуть позже выясняется, что убили ещё и директора Борджина. Уроки окончательно отменены, нас заперли по гостиным. Ну какого чёрта, я же планировала отработать потерянные вчера 20 баллов!
По школе шастают авроры, обыскивают спальни и сумки отдельных студентов…Фред бесится, что его не пускают к родным, и срывается на Мию – приходится заткнуть его хулиганкой. Мия тоже выглядит более встревоженно, чем остальные.
(может запустить в неё чем-нибудь вроде «Амата сентенция Я ненавижу тебя, Рауль»?)
О Джеймсе всё ещё нет вестей, зато – прибыл его отец.
- Здесь Гарри Поттер!
- Чтоооо?! Живой Гарри Поттер??
Ломимся из башни, чтобы посмотреть, нас, естественно, не пускают. Зато к нам пробирается Роксана Уизли, поднимающая настроение одним своим пением.
Да, песни – это, кажется, единственное, что нам осталось. Но именно в такие моменты, когда двадцать голосов сливаются в один, когда аккорды подбираются сами собой, когда мы все громче и громче поём, в итоге срываясь на ор «Лукавый, смирись – мы всё равно тебя сильней!»…
Именно тогда я понимаю, что не всё так плохо.

Джеймс возвращается в школу через месяц, живой и невредимый. Как только он появляется в башне, я кидаюсь ему на шею, шепча извинения за то, что не помогла, но он утверждает, что всё в порядке.
Оказывается, он впал в кому из-за той самой борьбы, о которой писал «Пророк». Теперь это коснулось и нас.
- Знаешь, это, может, не моё дело, но обе стороны тут не правы. У «Ордена» слишком радикальные суждения, а МиЕ всё никак не может забыть Вторую Магическую. Как же профессор Ламонт говорил…пост-афганский синдром, или как это называется. Они до сих пор везде видят врагов.
Может, пора уже забыть эту войну и жить настоящим?

Спасибы:

Джеймс Поттер. Я была в полном восторге, увидев, как Джеймс вырос и как из нелепого мальчика превратился в сёрьезного и харизматичного подростка. Дружба между нами зародилась как-то спонтанно и очень естественно и принесла мне очень, очень много. В твой свитер хотелось зарыться носом и не вылезать х)
Прости, если не смогла помочь там, где могла. И огромное спасибо за песни, особенно за Ave Mater Dei, она до одури персонажна.
Блэр придёт тебе на помощь по первому зову.

Эммет Грейвз. Personal Jesus и мой личный консультант по ОБВМу. Не знаю, куда бы делась взрослеющая Блэр, если бы её некому было выслушать и понять. Спасибо за внеигровые завязки после Хэллоуина, за общую тайну, за дуэль и за поддержку.

Мия Харпер. Человек, отношение к которому скакало всю игру, но который всё равно остался другом. Ты как всегда прекрасна, и если все твои надежды оправдались, я очень рада.

Джеймс Грейвз, у которого никогда нет проблем, но который умеет разруливать как никто другой. Если бы ты тогда не рассказал всё Флоришу, квест с маской скорее всего не разрулился бы, и я тогда вообще не знаю, что бы с ней было.

Бёрки. Грубые, яркие, живые, весёлые, истерящие, остроумные, придирчивые, эмоциональные, искренние, чудесные! Вы были душой факультета. На полном серьёзе.

Ирвин Мур. С тобой очень приятно было играть в неприязнь и презрение. Конечно, стоило пожалеть, наверное, потому что момент со стихами и с письмом показали, что не такой уж ты и мудак. Хорошо, что это осознание пришло.

Скамандеры. Божемойкакиежевыбылиняшечки! Отношение резко сменилось с «что это за укурыши» с первой большой игры до «уруру, слушать их полностью, говорить с ними полностью!». Лекция по магозоологии чудесна, в тему и не в тему отпускаемые фразочки чудесны, а уж когда вы надели рубашки…я правда не знаю, что это было, наверное, ролевая магия. Удачи вам, рыцари от ИМС.

Фред Уизли. Задача «бесить, но умилять» выполнена на все сто. Временами ты был слишком громким и чересчур заботливым для Блэр, но доза веселья и упорина это сглаживала. Спасибо за заразительный смех и Уно моменто в коридоре.

Люси Уизли. Безумно милая и канонично наивная для первокурсницы, вместе с тем достаточно серьёзная и понимающая. До сих пор не понимаю, почему ты ревновала меня к Лоркану, но спасибо за то, что ты появилась.

Профессор Флориш, который остался кумиром, несмотря ни на что. Спасибо за сохранённый очаг башни Гриффиндора и за заботу о каждом. Мне бы очень хотелось, чтобы наши персонажи стали чуть ближе и чтобы Блэр перестала временами вас бояться. Думаю, мы сможем как-то это сделать, я даже почти уже знаю, как.

Профессор Паркинсон. Как ни странно, именно Вы воспитали в Блэр воина, и это бесценно.

Профессор фон Вольф. Прекрасная женщина сама по себе, которая в нужный момент, сама того не подозревая, указала мне нужный путь. Я буду восхищаться вами столько, сколько вообще возможно.

Лиория Мун. От тебя всю игру исходил незримый тёплый свет. Спасибо за молчаливую солиданость и за это хаффлосолнышко.

Рауль Харкисс. Ох, блин…
Линию с тобой я честно отпустила на самотёк, решив для себя, что будь что будет, по ходу игры решу, нужно ли это персонажу. Оказалось, что да, нужно. И пусть это принесло много боли, пусть я не знаю, что было бы хуже – твой отклик и «я-ничего-не-могу-сделать» или же открытый конфликт, на который я прямо шла, - мне есть о чём вспомнить. И будет ещё.

Доминик Уизли. Мы вроде как не пересекались слишком сильно, но наблюдать за тобой было одно удовольствие. У тебя прекрасный образ и вообще ты большая молодец.

Квентин Байвойтерс – та же фигня х) более эксцентричного и интересного персонажа в рамках ГП-шечек я нигде не видела.

Оллин Каннингем. Спасибо за внезапную совместную работу на Чарах и за короткие, но продуктивные разговоры.

Роксана Уизли. Моя Кристина. Мой маленький антидепрессант в этом безумном потоке событий, от которых срочно нужно зелье-антиполитин. Спасибо за музыку, за ламповость и за историю.

Также коллективное спасибо улетает ребятам, с которыми мы проводили ритуал в первый вечер – за возможность почувствовать древнюю магию совсем рядом.
И, разумеется, МГ «Теория Хаоса» - за возможность компенсировать не пришедшее в 11 лет письмо из Хогвартса. Вы тут главные волшебники. Да, игру в итоге делают игроки, но мы-то знаем, где исходная точка всего этого волшебства.

Вместо того, чтобы упиваться грустью (которой есть свое место, несомненно), вспомните, что вы Гриффиндор, и вы не ждали, пока вас соберут, вы не ждали повода, вы вообще ничего не ждали. Вы брали и танцевали спонтанно в гостиной, вы просто брали в руки гитару, одну-вторую, вы просто шли и запускали искры в небо, потому что того требовала душа.
В моем представлении наш Гриффиндор всегда превращал грусть в осознание. И ни одно состояние не может нас заставить находиться в нем долго. Мы слишком живые, чтобы застревать в прошлых моментах.
(с) Оливер


@музыка: Trobar de Morte - Morrigan; Тампль - Ave Mater Dei; Depeche Mode - Personal Jesus; Wallace band - Из прошлого сон; Мельница - Бес джиги; Мельница - Дороги; Natalie Cardone - Comandante Che Guevara

@темы: Хогвартс17

URL
Комментарии
2017-04-15 в 11:45 

Quentin Bywaters
Было очень интересно прочесть *^* И начать хоть немного понимать, а чо было-то :D
Внезапные и очень приятные слова про Квентина <333 С именем извини, я же помнил, что тебя зовут Блэр, но нет..........

2017-04-15 в 18:19 

Мне так нравится ваша линия с Эмметом. Такие солнышки :3

   

Сундучок с каникулами

главная