Duchess_Ale
Erinnerungen sind ein Wunder: sie erwärmen von innen und reißen sofort in Teile.
У меня всегда была фобия на смерть персонажа, потому после словески Фенрира всё произошедшее, прямо скажем, неслабо по мне проехалось. Самое обидное, что я пала жертвой собственной тупости. С другой стороны, получилось достаточно канонно и эпично. Да, я не могу без эпичности, потому что я сублимирую, да-да.
В общем, вот вам финал.


У любого брамина вне зависимости от возраста, пола и характера есть какая-то дурацкая и нереалистичная мечта. Издержки, так сказать, профессии. Со смерти Юрия, с выкидыша и с полного мрака в жизни у Виты была лишь одна такая мечта - умереть от взгляда на кремлёвские звёзды.
Почему она вспомнила об этом именно сейчас? Может, потому, что в очередной раз оказалась на волоске от смерти, помогая странной компании замочить очередного гада, перечитавшего Ницше и решившего устроить всем второй апокалипсис? Или потому, что плохое предчувствие, появившееся ещё давно, снова забилось в голове?
Ей вкололи что-то странное, и чувствовала она себя нормально, хотя скорее всего это ненадолго. По крайней мере, идти куда-то отдельно от группы она не могла - а остальные собирались в бункер на Савёловскую, отринув предложение связаться с Ганзой. Хотя от этого всё равно никто не отделался, а всё очередная внезапная монстра, от которой спасение было одно - Проспект Мира.

Четверо человек разделись и прошли в камеру для дезинфекции, и только тогда плохое предчувствие переросло в огромный набат. Дверь за ними захлопнулась. Запахло чем-то сладким.
У трёх из четырёх человек на лице читалось "я так и знал", а Вита почувствовала, что не может дышать, но не из-за газа - из-за чувства вины, поднявшегося к горлу.
Я не вспомнила об Ордене.
Я буду виновата в их смерти.

И мечта так и не сбудется, мда...
- Сволочи! - не выдержал Китаев.
- Борщ, было классно, - как ни в чём не бывало обратилась к сталкеру Горе. Чокнутая девочка, которая так и ни разу не назвала его правильно, но от которой всё равно, как ни странно, исходил странный свет. Даже сейчас.
Вите хотелось сказать что-то пафосное, в духе "Юра, я иду к тебе" или что-то про приёмную дочь, но её перебили.
- Совсем забыл, - заговорил вдруг Борс, - если вдруг кто хочет не мучиться...
Он достал из-за спины кинжал. Вита как заворожённая уставилась на лезвие. По факту ей было всё равно, мучиться или нет, но такая возможность...
Она сделала шаг к сталкеру.
- Умирать надо от руки достойного, - сказала брамин, - лучше ты убьёшь меня, чем эти крысы.
Она взяла лезвие за самый кончик и направила к себе. Главное, чтобы хватило смелости не зажмуриться.
- Ты ведь много раз это делал, ты знаешь...куда бить, чтобы было не больно?
Всё-таки не сдержалась, зараза. Ну вот какая тебе разница.
От неё не отрывают глаз. Взгляд Борса полон понимания, он коротко кивает, выдыхает...и делает всего одно, почти незаметное движение. Резкий удар между рёбер.
Боли нет. Звёзды Кремля ярко вспыхивают перед глазами.

Vita incerta, mortis certissima.
Виктория Яновна Казанская, 12 июля 2003 г. - (?) октября 2033 г.



@музыка: U.D.O. - Blind Eyes